Красная Шапочка

В 19 веке вся Европа была знакома со сказкой о Красной Шапочке. Сама история уходит корнями в народное творчество, но тем, кто оформил ее в достойное литературное обрамление, считается Шарль Перро. Французский чиновник считал данную сказку поучительной, а также вполне пригодной для детского восприятия. Его интерпретация истории легла в основу повествования о Красной Шапочке и в книге сказок братьев Гримм. Якоб и Вильгельм добавили к сказке счастливый конец. Убрав из нее морализаторство на тему приличного поведения.

Красный чепчик

Красная шапочка и Волк считаются основными персонажами данной истории. В средние века красные чепчики носили только дамы высшего и среднего происхождения. Откуда такой атрибут появился у простой деревенской девочки, сказать сложно. Кто-то связывает этот сказочный факт с вольными нравами простых крестьян. Некоторые видят в нем политический аспект.

Волк в произведении выступает негативным героем. В народном варианте он съедает девочку и ее бабушку. Мрачные реалии тех времен не предполагали веру в счастливый исход хождения по лесам. Такие сказки были направленны на то, чтобы поддерживать в детях страх перед самовольным уходом из дома. Эти воспитательные моменты были вполне оправданны, учитывая то, что крестьянские поселения находились далеко друг от друга, и часто, бывали окружены дикими чащобами.

Экранизация произведения

Аниматоры Брумберг в 1937 году создали черно-белый мультфильм «Красная Шапочка». Эта экранизация считается классической, и имеет минимальные отступления от сюжетной линии.

Существует также множество переосмысленных вариантов сказки, положенных в основу фильмов, мультипликационных лент, и даже кинокартин в стилях «Фентэзи» и «Ужасы». Огромное количество компьютерных игр создано по мотивам данной сказки.

Сюжет был популярен не только в средние века. Сегодня это произведение многократно используется для детских спектаклей и мюзиклов. Родители все чаще заказывают аниматоров в костюмах Волка и Красной Шапочки на детский праздник.

Мораль сказки для детей и взрослых отличается. Детям она несет наказ о послушании, и о вреде вступления в диалог с незнакомцами. Для взрослых открывает те грани, в рамках которых можно рассуждать о политике и воспитании. Каждый может найти в поворотах сюжета что-то для себя. Тем более что от страны к стране, и от эпохи к эпохе сюжетная линия приобретает новые очертания и детали.

В Швейцарии у Красной Шапочки в корзинке лежит сыр, в Италии – рыба, у немцев – масло. А пирожки к сюжету прибавили российские кинематографисты. Сказка похожа на интернациональный конструктор, в основание которого можно укладывать новые нюансы. От этого она становится только лучше, и не теряет былой поучительной прелести. Знакомство детей с произведением происходит в дошкольном возрасте. Польза от такого чтения велика, если подавать его под правильным строгим соусом морали.  

ОтменитьДобавить комментарий